Авиабилеты дешево!
Новые комментарии
А кому действительно интересная эта тема проинформ...
Не буду повторяться... время покажет.
и вот обратил внимание, что Ваше открытое письмо д...
... типа решили пнуть наших посредством немцев? .....
И снова Смарцев 7 часов назад
К сожалению, фактически у нас нет прецедентного пр...
И снова Смарцев 9 часов назад
Это только от прокурора зависит. Считаю так не я, ...
И снова Смарцев 10 часов назад
Исходя из вышеизложенного, определение судьи Власо...
И снова Смарцев 1 день назад
Вообще ничего личного к нему. Вопрос только в Ч***...
И снова Смарцев 1 день назад
Артем,зачем тебе это надо?Ведь его же лишили прав,...
Андрей Львович, всё очень просто. Берешь в аренду ...

Свидетель казни восьми комсомольцев

Свидетель казни восьми комсомольцев

Мария Николаевна Симонова часто вспоминает военные годы. В ее памяти осталось многое. Голод, холод, страх…

Когда началась война, Маше едва исполнилось 13 лет. Она жила с родителями и братом в большом кирпичном доме, расположенном на берегу Ламы возле ткацкой фабрики имени Ленина. Дом называли «нижняя спальня». Семья занимала комнату на втором этаже окнами на реку. По тем временам бытовые условия считались хорошими. Мать и отец работали не покладая рук. Родители хотели, чтобы у детей было все хорошо, чтобы они были под присмотром. Даже наняли няню.

Все шло своим чередом, и никто не догадывался о всемирной угрозе. И вот 22 июня 1941 года начался ужас. Война. В Красную армию начали призывать военнообязанных.

В это время отца Маши забрали в военную часть, которая формировалась в Строково. Вслед за отцом пошли мать и дети. Они остановились в соседней деревне Малеевке у сестры отца. Обстановка была не самая уютная. Крысы, тараканы, вши бегали, ползали по полу и людям. В доме жили не только переселенцы, но еще и солдаты.

– Прожили так недолго, – вспоминает Мария Николаевна. – Через месяц я, младший брат и мать пошли домой, на фабрику. По дороге к нам подошел фашист. Он наставил автомат и спросил по-немецки: «Куда идете?» Я вопрос поняла. Было страшно. Я говорю матери: «Ма, у нас спрашивают, куда мы идем, отвечать?» В ответ мать лишь кивнула. Я ответила, как могла, на немецком, что идем домой. Немец пропустил…

Когда дошли на «нижнюю спальню», то увидели разгромленную, разграбленную квартиру. Делать было нечего, пришлось убрать хлам и сделать пригодное для жилья место.

Через несколько дней Мария стала свидетелем казни восьми комсомольцев-разведчиков.

– Прошел слух, что на железнодорожной станции разбит состав с зерном и по путям рассеяно просо, – говорит Мария Николаевна. – Все ребята побежали на станцию, и я с ними. Мы ничего не нашли, никакого проса. Домой пошли дорогой через город. Подходим к центру, видим – стоит толпа. Нас заметили немецкие солдаты. Остановили и привели к толпе. Казнили комсомольцев. Они специально толпу собрали, чтобы смотрели. Я не смотрела. Опустила голову, под ноги смотрела. Страшно. Немцы веселые. Фотографируют толпу людей, казнь. Разговаривают между собой. Люди все молчат, как и я, под ноги смотрят, боятся голову поднять. Когда казнь закончилась, нас отпустили. Я домой бежала от этого ужаса прочь…

Освобождение пришло 20 декабря 1941 года. Были бомбежка, стрельба. Все жители «нижней спальни» прятались между гуртами торфа. На торфе работали фабричный локомобиль и котельные. Потом все стихло. Счастливые солдаты, проходя мимо, кричали: «Мы освободили! Идите домой!»

До Победы оставалось три с половиной года…

Ксения СТРУКОВА

22:53
605
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Администрация портала не всегда разделяет мнения авторов и не несёт ответственности за размещенные материалы в пользовательской части сайта, а также за содержание комментариев, которые оставляют пользователи под материалами. ©Алексей Семибратов, 2017

Администрация запрещает использовать адреса E-mail, находящиеся на сайте, для нелицензионных массовых рассылок (СПАМа) и занесения их в базы данных. К нарушителям будет применена ст.272 УК РФ

Яндекс.Метрика

16+
На странице: только Вы и 1 гостей.