Авиабилеты дешево!
Новые комментарии
Зима близко... 10 часов назад
Писец неизбежен Пронесёт ли Евгения Гаврилова ...
никуда он не уйдет от такой кормушки! А гнать Ройт...
Все делается специально, чтоб денежки положить в к...
Аналогичная ситуация во всех домах,которые пользую...
Лидия Анатольевна, напишите номера домов, я в прок...
Уже несколько дней температурный режим " горячей ...
У Васи Шулепова была команда,далее она перешла к д...
На кол мало.Раньше за воровство отрубали руку,а эт...
Ну никак не даютЪ подгаврилышу денюжки скоммунизми...
Средняя зарплата в России-это,когда один человек п...

Трижды раненый

Трижды раненый

Один из 12 волоколамских фронтовиков, пришедших в этом году на городской парад 9 Мая, – 90-летний Николай Яровой с улицы Катукова. Во время войны боец оборонял и освобождал Киев, партизанил под Черниговом, сражался в Белоруссии и разминировал Смоленщину. Хотя родился ветеран на Украине, судьба привела его в Волоколамский район, где он и остался.

Нечеловеческая память

– Отец бросил нас, когда я только родился, – вздыхает Николай Иванович. – Мать целыми днями с утра до вечера работала в колхозе, ухаживала за лошадьми и быками. Я еще не ходил в школу, а сестра уже научила меня читать. Она была на пять лет старше меня. Благодаря ей я полюбил книги и люблю их до сих пор. У меня очень хорошая домашняя библиотека.

В шесть лет я пошел сразу во второй класс. Неделю проучился, перевели меня в третий класс. Через год сдал экзамен за четвертый класс и перешел в пятый. Перед войной я успел окончить десятилетку. Учился хорошо и каждый год получал похвальные грамоты. «Память нечеловеческая», – говорили обо мне учителя.

Первый бой

– Когда началась война, со всей Черниговской области, где мы жили, отобрали тех, кто хорошо учился, в том числе и меня. Нам сказали, что отправят в Россию, вглубь страны, но повезли нас на повозках не на восток, а на запад – в Киевскую область. Там мы попали мы под бомбежку. Все разбежались кто куда. Я с другом – в лесок. Смотрим, там стоит поезд с солдатами. Мы к ним. Нас взяли в вагон, потом бомбежка кончилась, и мы поехали. Как оказалось – на запад, к границе.

Засчитали нас как сыновей полка. Пришел командир и распорядился дать нам короткие карабины. Стали мы знакомиться с оружием.

Приехали на Западную Украину, но были там недолго. Немцы стояли за речкой и через нее не решались переходить, били по нашим окопам. На нашей стороне все горело, взрывались склады со снарядами. С наступлением ночи немцы все-таки перебрались через речку – и танки, и пехота. Как рванули на нас! Мы стреляли, стреляли, а они прут и прут… На подмогу со второй линии окопов солдаты к нам пришли. Тогда немцы остановились и отступили к реке. На поле осталось семь подбитых германских танков.

У нас тоже были танки, но они и повоевать-то толком не успели. Высокие, на резиновых колесах, брони фактически никакой не было – только толстое железо. Немцы их быстро разбомбили с самолетов.

И вот – вторая волна атаки. Немцы снова на нас поперли – и танки, и пехота, и мотоциклисты. Стали окружать. Тогда нам дали команду отступить.

Первое ранение

– До самого Киева мы отступали. И не только мы – войск наших было больше, чем жителей сел и городов, через которые мы проходили. В городах не задерживались, потому что их бомбили. Останавливались в лесах. Боеприпасов было маловато – бутылки с зажигательной смесью, патроны и гранаты. Что смогли, то выхватывали, когда склады горели. Немцы нас постоянно бомбили.

Однажды меня землей завалило и сильно контузило. Лечили в Киеве. Госпиталь размещался прямо в Киево-Печерской лавре. 28 дней пролежал я загипсованный. Ребра были сломаны. Однако все срослось, и память быстро вернулась, хотя язык заикался, но недолго. Медсестра носила меня на руках на перевязки. Я был маленьким и худеньким, да и сейчас такой же.

В Киеве долго мы держались, но потом немцы стали наступать, и нам пришлось уходить из города. Днепр переплывали на досках, а кавалеристы – на своих лошадях.

От Киева отступали до Харькова. Там нас с другом разлучили. Куда его отправили – не знаю, лично меня – домой, в Черниговскую область, в родное село, но не просто так, а со спецзаданием. Выполнять его нужно было во время оккупации, в тылу врага…

«Надо бы в Хабаровск»

– В 25 километрах от моего села находится железнодорожная станция Юсковцы. Мне было поручено вести за ней наблюдение – запоминать, какие поезда проходят, что везут и сколько. По легенде, я – торгую самогонкой, покупаю ее в деревне, а продаю на станции. Дали мне денег на развитие торговли и объяснили, в каком условленном месте встречаться, докладывать о результатах наблюдения и получать новые задания.

Ко мне подходил мужчина и покупал самогонку. Для распознавания «свой» или «чужой» ответом на пароль служила фраза «Им бы надо ехать в Хабаровск». Тогда я выкладывал ему всю информацию. Она помогала партизанам ориентироваться, когда пускать под откос вражеские поезда.

Два года продолжалась оккупация. И зимой, и летом я собирал сведения для наших подпольщиков.

Киев – наш!

– В сентябре 1943 года войска Красной армии освободили мое село от фашистов. Мне тогда еще не было 18 лет. Меня мобилизовали в армию и зачислили в пехоту. С боями я дошел до Киева. Стояли долго, пытались переправиться через Днепр, хотели прорваться то в одном месте, то в другом, чтобы окружить город, но немцы воевали по-настоящему, а мы – как-то глупо…

Киев почти окружили, перерезали шоссе на Житомир, а на Васильков осталась дорога. По ней немцы и ушли. А самолеты наши зачем-то бомбили германские хозчасти, оставшиеся в Киеве. Ночью мы переправились через Днепр, вошли в город, а там никого нет. Прошли вперед, слышим – немцы сзади разговаривают. Едут на лошадях и повозках, отнятых у жителей. Ну, мы и развернулись. Вот как раньше нас окружали, так и мы теперь – как рванули!

Взяли Васильков. Немцев там набили много, но и меня ранило. Я держал автомат, как вдруг осколок от мины попал в левую ладонь. Пальцы не шевелились. Отлежался в медсанбате 15 дней, быстро все зажило – и снова в часть, хотя пальцы нескоро начали сами разгибаться.

Последняя пуля

– Затем перебросили меня на Западный фронт, который потом переименовали в 3-й Белорусский. В разведку ходил. Дослужился до звания старшины, командовал отделением пехоты.

Однако до Победы мне сражаться не пришлось. Я получил такое ранение, что окончательно отвоевался. Разрывная пуля угодила в нижнюю часть живота, разбила тазовую кость и повредила внутренние органы. Меня долго оперировали, много кишок вырезали. Пять месяцев я лечился в госпитале.

Когда из выздоравливающих бойцов стали собирать бригаду, то и меня записали тоже, хотя медсестра возила меня на коляске и полностью разогнуться я не мог. Приехали за нами из Москвы так называемые покупатели, чтобы распределять кого куда. Один из них увидел меня и воскликнул: «Куда калеку брать?!», но врач настоял: «Берите!», и отправили нас разминировать Смоленскую область – поля и леса.

Ходили по деревням, по лесным тропкам. Было опасно – везде мины. Как кто прыгнет или побежит в сторону, так того тут же разрывало на части – месиво сплошное.

На минном поле я и встретил Победу. Многие из нас погибали, а мы продолжали дальше обезвреживать мины. Прошли четыре района Смоленщины – Велижский, Духовщинский, Ярцевский и Починковский. Потом нас отправили в Брянск. Там мы перезимовали.

Секретный связист

– В апреле 1946 года меня отправили в Волоколамский район, в деревню Анино, около станции Чисмена. Так я впервые оказался на этой земле и с тех пор живу здесь уже 70 лет.

В лесу возле Анино мы строили секретный военный городок. Вскоре меня со штабниками отправили на два месяца в Москву – учиться на шифровальщика. Когда выучился, вручили мне секретную документацию объекта Анино, дали двух охранников – и обратно в воинскую часть, которая строилась. Она относилась к ПВО, и там предполагалось наблюдать за небом на подступах к Москве.

Пока строили, военный городок перестал быть секретным. По окончании строительства мне присвоили офицерское звание – младший лейтенант.

Меня как военного вместе со строительной бригадой откомандировали на Чукотку – возводить подобный объект и там тоже. Пять лет продолжалось строительство. Я вначале служил начальником секретной части, а затем – помощником начальника штаба.

В 1955 году меня демобилизовали в запас, и я вернулся в Волоколамск. Устроился работать в узел связи. За многолетнюю работу к моим боевым наградам прибавились медаль «Ветеран труда», орден Ленина и орден Трудового Красного Знамени.

Владислав СОЛОВЬЕВ

04:45
330
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Администрация портала не всегда разделяет мнения авторов и не несёт ответственности за размещенные материалы в пользовательской части сайта, а также за содержание комментариев, которые оставляют пользователи под материалами. ©Алексей Семибратов, 2017

Администрация запрещает использовать адреса E-mail, находящиеся на сайте, для нелицензионных массовых рассылок (СПАМа) и занесения их в базы данных. К нарушителям будет применена ст.272 УК РФ

Яндекс.Метрика

16+
На странице: только Вы