Ламаград в Telegram
ЭлектроМаркет
Петровские ОКНА
Ремзона
МГУТУ
ТОРИС
Перевозка пассажиров и другое
Агенство Волоколамская недвижимость
Стройка и Ремонт
ЧОП Гарант
ОХРАННАЯ ГРАМОТА ВОЛОКОЛАМСКА
Авиабилеты дешево!

Новые комментарии

Происходит драка за крышевания свалки .Вот и все! ...
Зачем я должен тебе что либо объяснять! Если ты д...
В страшной повести, о городе Воинской Славы и мусо...
Ясно, чукча писатель. По утвержденной терсхеме в ...
Точно так же, как Московский мусор к Ядрово. И ка...
И как он относится к Ядрово и Рузской зоне?
Видимо, не такой уж и плохой министр это Хромушин...
В Коломне же ленточку резали!

Бенефициары волоколамского протеста

Бенефициары волоколамского протеста

Нет нужды подробно описывать как в прошлом году проходили волоколамские протесты, в ходе которых жители начали с обвинений в адрес полигона твёрдых бытовых отходов (ТБО) «Ядрово», продолжили правительством и губернатором Подмосковья, а далее, по давно сложившейся традиции, перешли к обвинениям Москвы и власти «вообще». «Стихийный протест» как он есть. Со всеми присущими «стихии» признаками: огромный баннер на холме, шарики в руках участников, аккуратненькие плакатики с лозунгами, профессиональная съёмка с использованием дронов.

Предшествовала этому длительная работа по подготовке активистов в сети Интернет. Работа эта, собственно говоря, и сейчас, спустя год, не прекращается. Специально созданная группа сети «ВКонтакте» исправно накачивает своих членов эмоциями, анонсируя митинги и разъясняя «актуальные вопросы». Итогом именно этой работы можно считать теперь уже знаменитое отравление волоколамских школьников сероводородом, случившееся 21 марта прошлого года. Есть весомые основания полагать, что отравление было фиктивным и хорошо организованным. Если отмести эмоции в сторону, в пользу этой версии говорят сухие факты.

Во-первых, сероводород, которым якобы тогда отравились школьники, относится к разряду высокотоксичных веществ, способных поражать организм не только через органы дыхания, но и через незащищённые кожные покровы. Симптомы отравления этим газом подробно описаны в медицинской литературе: от слезотечения и жжения в горле при лёгкой степени интоксикации до нарушений деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем вплоть до состояния комы при тяжёлых формах поражения организма. Надо сказать, что обратившиеся тогда за медпомощью в Волоколамскую ЦРБ отчётливо перечисляли симптомы, перечисленные в «Википедии». Но ни один из перечисленных признаков отравления медиками обнаружен не был. Ни один школьник не был госпитализирован. Почему? Вопрос, казалось бы, риторический, но отвечают на него по-разному. Сторонний наблюдатель может предположить, что отравления не было. Протестующие в Волоколамске убеждены: «медики врут». По заданию кровавых властей не иначе...

Во-вторых, сильно смущало то обстоятельство, что волоколамский сероводород действовал крайне избирательно. За помощью обратились только старшеклассники в возрасте 14-15 лет. Всего 68 подростков. В то же время учащиеся младших классов и детсадовцы, несомненно более слабые и уязвимые, не пострадали в той "ужасной газовой атаке" каким-то удивительным образом. Комментарии излишни, стоит лишь напомнить, что именно старшеклассники особенно активно пользуются сетью «ВКонтакте».

В-третьих, смущала природа «протестной стихии». Баннеры, шарики, услужливо подготовленные слоганы, профессиональная съёмка и сопровождающие протест публикации в прессе и в сети – всё это говорило о том, что за стихией стояли деньги. Большие деньги. Словосочетание «майданные технологии» навязло в зубах, обесценилось и уже не производит сколь-нибудь значащего эффекта, но само явление от этого никуда не делось.

События в Волоколамске свидетельствовали о том, что профессиональные политтехнологи широко освоили и применили там программы управляемого протеста. Присущее подросткам бунтарство аккуратно подогревалось и направлялось в нужное русло. Неповоротливая власть практически всегда отвечает неадекватно, прозвучало магическое слово «дети» и к протесту примкнули эмоционально неуравновешенные «матери», профессиональные оппозиционеры, незанятые производительным трудом активисты и просто городские сумасшедшие. Синергетический эффект потрясающий. Судите сами: у одного из обратившихся в то время за помощью школьников медики действительно обнаружили симптомы опасного заболевания. Аппендицит. Патология, грозящая самыми тяжёлыми последствиями вплоть до летального исхода. Но мать мальчика наотрез отказывалась от предложения о госпитализации, пока медики не напишут отравление свалочным газом: она была убеждена, что медики и власти «врут». Вот так это работает.

Qui prodest или «кому выгодно»

Старая добрая норма римского права, безотказно работающая в любом расследовании. Попробуем применить эту формулу и к волоколамской истории. Как известно, источником всех зол для протестующих стал полигон «Ядрово». Почему именно он? Если отставить в сторону версию о выбросе ядовитого «свалочного газа» и посмотреть на полигон как на коммерческий проект, можно без труда отметить ряд весьма занимательных особенностей.

Начнём с того, что полигон «Ядрово» — был тогда одним из немногих. Дело в том, что после появления на свет проекта «Новой Москвы» на территориях, объявленных городскими, был закрыт ряд полигонов ТБО. Всего с 2013 года в области закрыли 24 полигона. Новых не создавалось. Действующие, конечно, не модернизировались. Всего на тот момент в области действующими оказались 15 полигонов. Мощности по размещению отходов резко сократились, в то время как объёмы мусора, генерируемые Москвой и областью, неуклонно росли. За год Москва и область давала 7 млн. и 4 млн. тонн отходов соответственно.

Всё это привело к дефициту площадей для размещения мусора и к подорожанию услуг полигонов. А ещё к тому, что действующие полигоны были вынуждены принимать мусор объёмах едва ли не на границе нормативов. И «Ядрово» не оказалось исключением.

ООО «Ядрово»: на начало 2018 года фирма занимала 12-е место по выручке среди всех подмосковных компаний, занимающихся сбором отходов. Не лидером, но крепким середнячком они тогда были, с хорошими перспективами. Неудивительно, что на такой «сладкий» полигон нашлись и другие претенденты.

Ещё в 2016 году Московская область была поделена на восемь «кластеров» с учетом объемов ТБО и тарифов на их утилизацию. Волоколамск попал в так называемый «Рузский кластер». При этом кластеры не только оценивались, но и делились. Государство «привлекало инвесторов», раздав претендентам на работу потоки ТБО. Число кластеров на данный момент равняется семи, а что касается инвесторов…

Три кластера из семи сумела выиграть РТ-Инвест. Как раз в начале 2018 года, представители РТ-Инвест проявили интерес к полигону «Ядрово», но им было отказано. Не потому ли после этого начались массовые «отравления» волоколамских старшеклассников?

Сжигая всё, что можно сжечь

Владельцем РТ-Инвеста и сейчас числится бизнесмен Андрей Шипелов, человек с крайне загадочной биографией. Блокирующий пакет акций компании (25%+1) принадлежит госкорпорации «Ростех». Тестем же предпринимателя числится нижегородский мультимиллионер Вадим Агафонов.

Известно, что в Люксембурге Шипеловым создан закрытый паевой инвестиционный фонд (ПИФ) «РТ-Инвест Глобальный Технологический I», а также ПИФы с порядковыми номерами II и III. Участие «Ростеха», судя по всему, должно привлекать инвесторов, готовых вкладываться в мусорный бизнес. Об этом же говорят и вложения в люксембургский ПИФ, сделанные «Новикомбанком», принадлежащим всё тому же «Ростеху». Надо отдать должное вдохновителям проекта: схема работает, РТ-Инвест без труда и без конкурентов выигрывает один «мусорный» тендер за другим.

Откуда же появился настрой школьников, что протест это всегда прикольно?! Может Андрей Шипелов сообразил как направить стихию в нужное русло? Похоже, главная «фишка» организованного технологами движения в этот раз – это привлечение ресурсов оппозиции. Стоило вбросить в юные головы мысль о том, что за всем на свете стоит Кремль, как сразу же к волоколамскому протесту подключились «бойцы» Алексея Навального и сторонники Сергея Удальцова. Протест сразу вышел на федеральный уровень. 

Но нужно ли было закрытие «ядовитого» полигона вблизи Волоколамска подлинным вдохновителям протеста? По-нашему мнению, нет и ещё раз нет!

РТ-Инвест начала активно работать с региональным властями в 2013 году, когда она заявила об участии в конкурсе по созданию инфраструктуры для сборки и переработки мусора. В июне 2014 года РТ-Инвест заключает соглашение о сотрудничестве со швейцарской компанией HZI, занимающейся строительством мусоросжигающих заводов. И всего через год, , подписывается меморандум о сотрудничестве с «Ростехом» и HZI в рамках Санкт-Петербургского международного экономического форума. Непосредственная реализация проекта по строительству мусоросжигающих заводов была доверена компании РТ-Инвест Андрея Шипелова. К чему в итоге привёл такой подход инвесторов, можно посмотреть уже сейчас.

В Сергиевом Посаде, на территории ещё одного «кластера» жители тоже в прошлом году протестовали против строительства нового полигона ТБО с мусороперерабатывающим заводом. Складывалось стойкое ощущение, что сергиевопосадский протест разительно отличается от волоколамского – ни организации, ни финансирования, ни пламенных оппозиционеров и школьников – только отчаяние и безысходность перед лицом «инвесторов», имеющих аппаратный вес. Людям есть чего опасаться – «мусоропереработка» в России по факту означает «мусоросжигание». Чего и придерживается «Ростех» без какого-либо стеснения. Забывая разъяснить, что мусоросжигательные заводы – не панацея. Прикормленные «инвесторами» экологи старательно распространяли в массах мнение о том, что в печах заводов сгорают все отходы. А современные технологии якобы позволяют сжигать мусор без выбросов в атмосферу. Магические заклинания «замкнутый цикл» и «посмотрите на Японию» безотказно действало на подростковые умы. Да что греха таить – и взрослые «протестанты» не очень то дружат со школьными курсами физики и химии. Многие поверили...

Реальность же такова: тот самый мировой опыт, на который так любят ссылаться лоббисты строительства мусоросжигательных заводов, говорит о том, что после сжигания остаётся 30-35% золо-шлаковых остатков плюс 2% высокотоксичных отходов, требующих строительства специальных могильников для захоронения. И да – дымовые газы, содержащие тяжёлые металлы и смертельно опасные диоксины, тоже надо куда-то девать.

Те четыре мусоросжигательных завода, которые в результате прошлогоднего протеста начали строить в московском регионе способны переработать лишь 15% бытовых отходов столичного конгломерата. То есть проблема накопления критической массы мусора это не решена. Жители в итоге просто получили новые проблемы, а участники «мусорной» схемы – новые сверхдоходы. 

Неизбежный рост протестного движения стал тогда головной болью для властей. На примере Волоколамска все убедились в том, какой картинки удалось добиться на экране закулисным кукловодам, и в каком положении оказались местные и федеральные власти.

Где же нужно было на самом деле искать выход? Да там же, где и во всём цивилизованном мире: в сортировке и переработке отходов. Сжигается лишь то, что можно сжигать. Органика перерабатывается в плодородный компост, стекло и металлы идут на вторичную переработку, как и стройматериалы. 

Но природа современного русского протеста такова, что люди готовы бесноваться на улицах не за разумное разрешение проблемы, а просто ради протеста, назло властям, которые неправы по определению. В этом смысле показательны иски, которые волоколамцы подают в суды, требуя с полигона возмещения ущерба. Тут уместно вспомнить про массовое «отравление» 21 марта. Элементарная логика подсказывает: если бы хоть один из «отравившихся» обладал соответствующими симптомами и медицинской справкой, то перспективы иска в суде были бы стопроцентными. Увы, справок, похоже, нет. И не потому, что волоколамские медики намеренно их не выдавали (клиники, в том числе и платные, есть и в соседних городах), а «пострадавших» детей возили и в центральные столичные клиники.

Просто тот протест был ради протеста. И ради того, чтобы под боком появился мусоросжигательный завод. И чтобы оплачен он был за наши с вами деньги. За бюджетные деньги! Россия — щедрая душа!

23:00
1905
Автор, ты просто здесь не был, когда были выбросы с Ядровской помойки. Отравления были. Но их было гораздо больше, чем об этом писали. А врачи врали, что массовое плохое самочувствие жителей города не связано с отравлениями. А за спиной говорили, что у них указание не ставить диагноз отравление свалочными газами. Я сама была в такой ситуации, когда стала очень плохо себя чувствовать после очередной газовой атаки, было постоянное чувство рвоты, общая вялось, голова распухала и пр., так мой муж сразу позвонил знакомому врачу-наркологу, тот посмотрел и сказал, это отравление, пей Полисорб, на нем сейчас весь Волоколамск сидит. И правда, начала пить Полисорб, стала чувствовать себя нормально. Вот так же как и я тысячи жителей Волоколамска спасались от отравления свалочными газами. И еще я заметила, когда выбросы с помойки, начинаешь постоянно кашлять, хотя и не болеешь. То, что помойка- это страшное зло, истинная правда.
Тоже отравился утром в тот день. Но выехав за пределы города на свежий воздух, симптомы быстро исчезли.
пей Полисорб, на нем сейчас весь Волоколамск сидит.

Всегда теперь дома есть или Полисорб, или Энтеросгель.

Администрация портала не всегда разделяет мнения авторов и не несёт ответственности за размещенные материалы в пользовательской части сайта, а также за содержание комментариев, которые оставляют пользователи под материалами. ©Ламаград, 2004-2019

Администрация запрещает использовать адреса E-mail, находящиеся на сайте, для нелицензионных массовых рассылок (СПАМа) и занесения их в базы данных. К нарушителям будет применена ст.272 УК РФ

Яндекс.Метрика

16+