Ламаград в Telegram
ЭлектроМаркет
ЗООВИТА
Петровские ОКНА
Ремзона
ТОРИС
Агенство Волоколамская недвижимость
Стройка и Ремонт
Перевозка пассажиров и другое
ЧОП Гарант
ОХРАННАЯ ГРАМОТА ВОЛОКОЛАМСКА
Авиабилеты дешево!

Новые комментарии

Было...верили...идеи... Всё в прошедшем времени. ...
в 30 лет официально первым в МВД отказался в 1989 ...
Ну, что тут отрицать. Да, в мое время были беспл...
позвонил...... идея нормальная, вопрос как осущест...
Ошибочка вышла! Ну ни чего! Мы знаем куда их нужно...
Ну ваще-то жители надеялись на нового главу, что...
Ага, я поддерживаю, а вы сопротивляетесь :joking...
Истину так, и Тритон это поддерживает.
Надо сделать так, что бы было для нашего! Лыжной п...
есть специальные целые социальные органы и службы...

1000-летие Волоколамска!!!

1000-летие Волоколамска!!!

Директор МУК МВК "Волоколамский кремль" Шапкин Федор Павлович глубоко изучил исторические материалы, касающиеся Волока Ламского, и сделал открытие, которое может перевернуть историческое представление о возрасте поселения и, как следствие, отношение к Волоколамску и проблемам его жителей. Ведь 1000-летие Волоколамска - событие общероссийское, к которому надо готовиться масштабно и с трепетной гордостью!

Научно-исследовательская статья

«1000 –летие Волоколамска».

I.Проблема датировки городов

Вопрос об основании Волоколамска уже не раз поднимался в работах краеведов местного района, а также исследователями и археологами.

По устоявшейся в исторической традиции летоисчисление города начинается от даты его первого упоминания в летописи или ином письменном историческом источнике (естественно источник должен быть проверен) : это означает, что город был основан не позднее указанной даты. В некоторых случаях в летописных сводах действительно четко отмечено, что некий князь или иной правитель «закладывает город», в случаях как с Юрьевым[1], Переславлем-Залесским[2] или Свияжском[3], и мы точно можем сказать, что город был основан именно в данном году. Однако с другими городами вопрос стоит гораздо труднее.

Но в XX веке ситуация меняется. Возможно, для чтобы вызвать у простых трудящихся интерес к истории родного края, или для создания новых праздников и круглых дат, а, возможно, из-за политических побуждений, официальной датой основания города стали считать его первое упоминание в источнике. При этом не учитывались ни контекст, ни достоверность событий, ни возникающие противоречия с археологическими данными, да и с обычной логикой.

Как правило, вследствие данных подсчетов, поселение становится значительно “моложе” своего фактического возраста. Дело в том, что город, который впервые упоминается в источниках, как правило, уже является постоянным и довольно крупным поселением. Самый известный случай – это дата основания Москвы. В 1147 году князь Юрий Долгорукий призывает к себе Новгород –Северского князя Святослава Ольговича: «Приди ко мне, брате, На Московъ»[4] , где князья обменялись подарками и заключили союз. Понятно, что важный военно-политический союз не мог заключаться на стройке, и город к тому времени должен был обладать княжеской резиденцией, куда было бы не стыдно пригласить будущего союзника. Несмотря на то, что 1147 год, условная дата основания Москвы, и крупное поселение существовало тут и ранее, именно этот год со временем стал официальной датой основания города.

Подобная ситуация существует и с Ярославлем. Город был основан еще Ярославом Мудрым, о чем ярко свидетельствует его название[5], однако длительное время датой его основания считался 1071 год[6]. Согласно летописи, «Бывши бо единою скудости в Ростовьстей области вьстата два волъхва от Ярославля, глаголюща: „яко ве свеве, кто обилье держить“». После чего волхвы собрали народ и начали убивать знатных женщин. Правда, восстание длилось недолго, поскольку вскоре было жестоко подавлено.

Это первое упоминание, не только не определяет реальный возраст города, но и само событие с которым связано упоминание вряд ли можно считать почетным и гордым, написать его на баннере, посвященном основанию города.

Достоверность событий и данных, приводимых летописцами, часто ставилась и продолжается ставиться под сомнение многими историками. Летописи, которые часто велись при монастырях, совсем не имели целью достоверно описать событий. Напротив, их основное предназначение показать Божью руку во всем происходящем в мире, найти параллели между их временем и древними текстами Ветхого и Нового Заветов[7].

По исследованиям великого русского, лингвиста филолога и историка А.А. Шахматова основа “Повести временных лет”, древнейшего из дошедших до нас летописных сводов, основывался на предсводе 1037-1039 годов. Поэтому к датам до XI века необходимо относиться с предельной осторожностью, так как они основаны, как правило, на народных преданиях[8].

Поэтому даже дата основания Руси является весьма условной. Но если ее опровергнуть трудно, за отсутствием археологических данных о Рюрике и его сородичах, то первое упоминание о Великом Новгороде в 859 году опровергается научно. Оно связано со смертью мифологического персонажа Гостомысла, основанное на известиях из поздней Никоновской летописи[9](достоверность событий излагаемых в Никоновской летописи, вообще тема отдельного разговора). Однако, благодаря авторитету академика Михаила Николаевича Тихомирова, в 1969 году Великий Новгород отметил свое 1100 –летие. Помимо вопросов к самому источнику, по результатам раскопок, благо артефактов здесь сохранилось превеликое множество, археологи с уверенностью утверждают, что Новгород был основан не ранее середины X века, то есть на 100 лет позже.

Можно привести пример Киева, который в 1982 году отметил 1500-лет, хотя археологи и историки прямо заявляют, что основание города происходило на рубеже IX-X веков.

Из данного отрывка можно сделать вполне логичный вывод, что при определении датировки города важно учитывать не только первое летописное упоминание города, но археологические данные. Их мы и будем использовать при определении даты основания города Волоколамска.

II.Основание Волоколамска.

1.Стратегическое расположение

Несколько разобравшись с ситуацией с датировкой городов, пришло время приступить к основному вопросу нашего исследования – когда же был основан Волоколамск.

Сегодня, основываясь на традицию, возраст Волоколамска отсчитают от 1135 года. Именно под эти городом в Суздальской летописи по Лаврентьевскому списку написано: «Иде Всеволод опять Новугороду, а Изяслав оста на Волоце»[10]. Этот отрывок считается первым летописным упоминанием города в летописи, потому дата стала основной для празднования в 1985 году 850- летия Волоколамска. Даже если вести отчет от этой даты, хотя забегая несколько вперед, город имеет больший возраст, Волоколамск на данный момент считается древнейшим городом Подмосковья.

Однако как мы пришли к выводу в прошлой главе, датировка города, основанная на первом его упоминании в летописи (конечно, если в них не написано, что город был основан в этом году) , не является точной и подвержена пересмотру.

Как пишет А.А. Зимин, одним из первых ставя вопрос о более ранней датировки Волоколамска, : «…что бы мы ни говорили о географическом положении города, нам останутся не вполне понятными не только его внезапное появление в XII веке, но и особенности его дальнейшей истории.»[11]

Поэтому прежде, чем перейти к обсуждению даты основания города, необходимо сказать несколько слов о его географическом положении для понимания причин появления города в этих землях.

Волоколамск лежал между двумя важными торговыми артериями Древней Руси и данный регион играл большое значение уже с IX в (расселение новгородских словен с VIII- IX вв[12]) : из Новгорода было легче всего попасть в Ростово-Суздальские и Рязанские земли проходя часть пути коротким волоком через реку Ламу, что собственно и дало название краю. Из этих земель на север шел значительный поток различных товаров, но в первую очередь хлеб в Новгород, которого в городе всегда не хватало.

Стоит вспомнить времена Ивана Калиты и Ивана III – перекрытие торговых магистралей, по которым поставлялся хлеб в Новгород, приводили к страшным последствиям. В город переставал поступать хлеб, цены на него мгновенно взлетали, начинались спекуляция, а новгородская чернь начинала голодные бунты и погромы. В итоге новгородская верхушка сама становилась инициатором мира[13] и предлагала московским князьям «возместить затраты на содержание армии». К тому же именно по волоку Ламскому можно было попасть сначала в Волошню, после чего в р Рузу, далее в Москва-реку, оттуда в Оку и далее в низовья Волги[14]. Возможно, этот путь гораздо более безопасным, нежели простой путь по Волге, особенно если вспомнить легенду об основании Ярославля, по которой великий князь Ярослав создавал город дабы усмирить племя, промышлявшее грабежом на Волге[15]. В более поздние времена новгородские ушкуйники славились по всему Поволжью своими набегами и грабежами.

В западной части волоколамских волостей проходил также путь «из Варяг в Греки», то есть, из Новгорода в Киев и далее в Царьград. Реки Шоша и Лама являлись и в этом случае одной из периферийных артерий водного пути.[16] Про важность данного пути можно даже не упоминать. Хотя после татаро-монгольского нашествия он все же сходит на нет. При этом, Волжский торговый путь, так называемый из «Хазар в варяги» или «Из Хазар в Немцы» имел уже к началу XI века не меньшую, а в чем-то большую интенсивность, чем вышеупомянутый путь «Из варяг в греки».

Также удобство пути именно через земли будущего Волоколамского района было в том, что можно было спуститься как с юга на север, так и севера на юг, почти не плывя против течения. Из Ламы можно было попасть в реку Волошню, которая протекала с севера на Юг, и в Шошу, которая напротив текла с юга на север. Этот факт делал путь особенно удобным для речных путешественников.

Активность торгового пути демонстрирует количество находок, которые хранятся в МУК МВК “Волоколамский кремль” , которые были сделанные при раскопках, проводимых в городе: византийский крест, кресало из Норвегии, гребень из Талышского ханства и другой инвентарь из различных частей Европы и Азии.

Стратегическое положение волоколамских земель демонстрирует и тот факт, что они находились в центре расселения сразу трех славянских родоплеменных союзов кривичей, вятичей и новгородских словен, которые впоследствии сыграют ключевую роль в формировании русского этноса.

На этой территории племена вели активный обмен украшениями и технологиями, что видно по находкам в курганных группах и в одиночных захоронениях. Это лишний раз показывает, что эти земли имели уникальное стратегическое положение на торговых путях. Именно это и задало вектор развития города, как важного торгового и культурного центра. К началу XI века земли, по данным археологии, данные земли уже были заселены славянами, и здесь активно протекала коммерческая жизнь.

2.Волоколамский Патерик

При исследовании истории Волоколамска, исследователи часто недооценивают или вовсе не используют один важный письменный источник — Волоколамский патерик Досифея Топоркова, продолженный Вассианом Кошкой[17] и датируемый XVI веком. Инициатор создания Патерика приходился племянником игумену и основателю Иосифо-Волоцкого монастыря Иосифу Волоцкому, был достаточно эрудирован и написал несколько трудов. Да и в целом в XVI-XVII вв. Иосифо-Волоцкая обитель становится одним из центров русской книжности, потому появление такого массивного труда, как Патерик, именно здесь не выглядит странным[18].

Кроме бесспорных художественных качеств Патерика, он примечателен тем, что в нем в виде легенды приведены ценнейшие данные об основании города. Несмотря на то, что источник был написан спустя пять веков после описываемых событий, многие приведенные в нем факты имеют подтверждение в актовых и житийных материалах, а сама легенда не находит противоречий с имеющимися в нашем распоряжении летописями и археологическими данными. Поэтому данный источник имеет громадное значение для изучения истории Волоколамска.

Приведем краткий пересказ того, что пишет Досифей Топорков . После смерти князя Владимира его сын великий князь Ярослав, объезжая русские города, пришел на Старый Волок. И, отойдя от него два поприща, поставил шатры на горе близ речки, что впадает в Ламу, чтобы отдохнуть в середине дня. Во сне ему является пророк Илья, который приказывает перенести город на новое место, построить церковь Воскресенье господа нашего Иисуса Христа и основать два монастыря Воздвиженьев и Ильин.

Из отрывка можно понять, что город изначально располагался на другом месте в двух поприщах от современного города, по современным меркам это чуть более 3,2 км. Есть около трех различных версий о расположении поселения Старый Волока, так как на данной территории волоков существовало сразу несколько. Первоначально со Старым Волоком ассоциировалось село Ивановское, в которое вошло упоминаемое с XVI века село Староволоцкое[19]. Однако чаще его упоминают, в границах Староволоцкого стана.[20] Есть и третий вариант расположения Старого Волока на пустоши Елино[21]. Однако все историки, изучающие прошлое Волоколамска, сходятся во мнении, что данное поселение действительно существовало, есть лишь споры о месте.

По отчетам археологических раскопок, которые проводились в Волоколамске последние 40 лет большинство из исследователей среди которых С. З. Чернов, В.Л.Ивченков[22] А.А. Молчанов [23], М.Г.Рабинович[24],и д.р. пишут о том, что к моменту первого летописного упоминания Волоколамска на территории современного Волоколамского кремля уже не менее 100 лет существовало поселение. Даже в отчете об историческом обосновании празднования 850-летия Волоколамска четко говорится, что к 1135 году на Горвале[25] существовали деревянные укрепления по типу крепости, княжеского форт-поста, при том, что торговое поселение существовало на данном месте с начала XI века.

Помимо этого в тексте Патерика также приводится: «И дал священникам и обоим монастырям на содержание тамгу со всего: и померное, и явку, и пятно; и дал им вечные грамоты, и печати золотые приложил, которые мы сами видели и читали. И хранились они до князя Бориса Васильевича почти пятьсот лет; и тот взял их, не знаю, с каким намерением, в свою казну, а им дал свои грамоты (возможно, хотел надежнее сохранить их, но не сумел). Когда он скончался, пропали у него в казне, и погубил память предков своих».[26]

Любопытно замечание автора «о золотых печатях», привешенных к грамотам Ярослава Мудрого. Золотые печати X—XI веков до нас не дошли, как пишет автор Патерика, однако он сам, видимо с другими монахами видел и читал данные грамоты и печати, что в лишний раз доказывает достоверность изложенных Досифеем фактов.

Как пишет Зимин, у нас есть все основания полагать, что важнейшие княжеские печати той поры были золотыми (о золотых печатях упоминается в договоре Игоря с греками; золотники Владимира также могли играть роль печатей). По мнению историка, дарование печатей и грамот монастырям и церквям соответствует характеру князя Ярослава Владимировича[27]. Основываясь на данной строчке, он приходит к заключению о том, что существовали даже особые «золотники Ярослава», но к последнему заявлению историка надо относиться с некоторой настороженностью, так как оно не имеет под собой веских подтверждений.

Сам Досифей Топорков очень печалится, что печати пропали после смерти князя Бориса Васильевича (это произошло в 1494) и говорит, что они хранились почти 500 лет, что как раз соотносится с вероятным основанием города.

Само создание монастырей имело и, правда, большое значение. Во времена Ярослава Русь была далека от полной христианизации, даже в княжеских центрах, таких как Ростов Великий, язычество спокойно сосуществовало с христианством. Как и Муроме, язычество сохранялось в Ростове вплоть до Батыева нашествия [28]. С учетом того, что к востоку от территории Волоколамска обитали вятичи, христианизация которых проходила не быстро, да местное население других племен также было языческим, установление храмов было одним из символов проникновения княжеской власти на данную территорию. Забегая вперед, за время борьбы между Святополком и Ярославом земли вятичей могли выйти из подчинения из-за своей отдаленности. Да и вообще с учетом нескольких восстаний волхвов в суздальских землях, которые выступали прямо против княжеской власти, усилия для распространения христианства были вполне логичны.

Интересным фактом является также тот факт, что в одной из легенд об основании Ярославля, князь Ярослав в знак создания нового города устанавливает первой церковь во имя святого пророка Илии, так как город был основан в день его почитания[29]. При основании Волоколамска, также совершенном Ярославом Мудрым, аналогично в самом начале основывается Ильинский монастырь.

К сожалению больше письменных источников, говорящих об основании города, кроме Патерика Досифея Топорков, у нас нет. Однако большинство историков подчеркивает, что основные приведенные в нем данные достоверные. Таким образом, мы имеем серьезное основание утверждать, что именно Ярослав Мудрый основал Волоколамск. Но нам нужно понять, когда же именно это произошло.

3.Точная дата

Несмотря на всю ценность Патерика, в нем, к сожалению, отсутствует точная дата, когда Ярослав начал объезжать свои земли и когда основал город. Да и археология не может похвастаться тем, что может дать точную дату основания поселения по одним лишь вещественным находкам, без монет, печатей или других находок с указанием на них дат их создания.

Но все же в Патерике написано : «После смерти Владимира великий Ярослав, его сын, объезжая русские города, пришел на Старый Волок». Используя летописи, в первую очередь Повесть временных лет в Ипатьевского, Лаврентьевского списков, Никоновскую летопись, Первые летописи Старшего Софийского и Младшего Софийского сводов, Четвертую Софийскую летопись, которые имеют минимальные различия. Также мы будем использовать выдержки из скандинавских саг и постараемся найти дату, когда же это могло произойти.

По летописным сведениям Владимир скончался 15 июля 1015 года, что вызвало жестокую борьбу за киевский престол между его потомками. Тем самым можем утверждать, что наша точка отсчета 1015 год. Однако с 1015 по 1019 гг. шло кровопролитное противостояние между князем Ярославом Владимировичем и его братом (или двоюродным братом) Святополком. Не вдаваясь в подробности данной борьбы, можно с уверенностью сказать, что у Ярослава просто не было времени объезжать вверенные ему города, а тем более основывать новые поселения : все свои силы он употребил для того, чтобы одолеть своего соперника. Поэтому мы с уверенностью можем передвинуть нижнюю точку на 1019 год. В тексте также приведена фраза «великий Ярослав». Вероятно, под словом «великий» подразумевается титул «Великий князь». Ярослав закрепил его за собой только после окончательной победы над Святополком на реке Альте в 1019 году. Что также позволяет нам начать поиск даты с 1019 года.

Святополк скончался в 1019 году, что дало короткую передышку Ярославу, которой он постарался воспользоваться. В этом же году он заключает брак с дочерью Шведского короля Олафа Шётконунга принцессой Ингигердой[30], которая получила в православии имя Ирина. Впоследствии она будет прославлена в чине святой благоверной княгини Анны Новгородской и внесет большой вклад в развитии монашества и книжности на Руси. Вместе с ней на Русь приходит отряд Рёгнвальда Ульвссона, который становится посадником Старой Ладоги (Альдейгьюборге). Этот город Ярослав передал супруге в качестве свадебного подарка[31]. В скандинавской саге «Пряди об Эймунде» приведены такие данные, что великий князь оказался скуп, поэтому отряд норвежцев под руководством главного героя Эймудна, ушли от Ярослава на службу к ему сроднику Вартиславу(племяннику Брячиславу)[32]. Скорее всего это произошло во все том же 1019 году.

Вероятно, длительная война и свадьба, а также внушительное вознаграждение для новгородцев (если верить летописям 10 гривен для старост и свободных новгородцев и по гривне для смердов), которые вложили собственные средства для того, чтобы Ярослав одолел Святополка, полностью опустошили и без того небольшие средства Великого князя.

После свадьбы у него появился отряд варягов Рёгнвальда Ульвссона (который всегда выступал союзником Ярослава), потому в остальных варягах он уже не нуждался. Вместе с тем вспоминая 1015 год, когда новгородцы разраженные бесчинствами варягов, перебили почти всех наемников, Ярослав отпустил наемников. Ему абсолютно не хотелось будоражить население только что занятой столицы. Люди же Рёгнвальда Ульвссона вместе с предводителем стали расположились в Старой Ладоге.

Под тем же 1019 годом Софийская Первая Летопись[33] и Воскресенская летопись[34] фиксируют расправу с новгородским посадником Константином, которого по приказу Ярослава отправляют в Ростов и через три года казнят в Муроме. Другие летописи говорят о 1020 или 1021 годе. Вероятнее всего, она произошла уже в 1020 году[35].

Следующий год 1020 описан в летописях достаточно скупо: у Ярослава родился сын, которого нарекли Владимиром[36].В нескольких летописях (Софийской первой и Воскресенской летописях) также приводится текст «Того же лета победи князь великии Ярослав Брячислав». Здесь можно предположить сразу два варианта: либо уже в этом году между Ярославом и его племянником началось противостояние, либо данный текст – простое преддверие полного рассказа о том набеге на Новгород, который совершит Брячислав в 1021 году. Ко второму варианту склоняется большинство историков, связывая это с банальным повтором. При том становится совершенно непонятно, как Ярослав оставил Новгород беззащитным перед дерзким нападением племянника. Но полностью исключать возможность того, что первые столкновения с Брячиславом начались еще за год до этого нельзя исключать. Возможно, находясь в Киеве, великий князь выжидал набег печенегов с юга и надеялся, что крупный северный город сможет выстоять перед натиском полоцкого князя.

Тем самым можно сказать, что в летописи абсолютно нет никаких данных об активных действиях князя в 1020 году и даже о его местонахождении. С учетом того, что казна была, вероятно, пуста, и ее необходимо было пополнить, а часть окраинных территорий, в период междоусобицы могли прекратить платить дань или выйти из-под контроля Киева, было логичным поступком совершить объезд собственных земель. Вероятнее всего, он отправился именно в Северо-Восточную Русь. Почему именно туда и тогда?

Во-первых, согласно Патерику Досифея Топоркова, Ярослав совершил свою поездку после смерти Владимира. Именно 1020 год наиболее близкая дата к смерти Владимира, когда Ярослав имел возможность совершить поездку.

Во-вторых, после начала смуты 1015—1019 годов из-под власти Киева вышла Вятичская земля, которая из-за своей удаленности вплоть до конца XI века периодически обретала независимость от центральной властьи[37]. Именно за Волоком Ламским на востоке начинались земли вятичей.

В-третьих, по данной территории проходило несколько важных торговых путей. Контроль над ними давал возможность собирать таможенные пошлины с привозимых товаров. (Именно данный мотив, вероятно, стал одним из основных для создания Волока Ламского на новом месте)

В-четвертых, здесь было несколько важных опорных пунктов великого князя, знакомых ему еще с тех времен как он был Ростовским князем – в первую очередь это Ярославль и Ростов. Здесь он мог найти какую-то поддержку, возможно финансовую или людскую.

В-пятых, требовалось как можно скорее разобраться со своенравным новгородским посадником Константином. Именно он в 1018 году поднял новгородцев, чтобы тебе изрубили ладьи, на которых князь Ярослав намеревался бежать в Скандинавию после поражения от Болеслава[38].

Хотя, благодаря данному храброму поступку Константина, Ярослав смог окончательно одолеть соперника и занять киевский стол, он понимал, что столь авторитетный посадник (глава самоуправления) мог принести ему много хлопот в будущем. Ярослав вряд ли мог простить, своему подданному столь радикальное неподчинение. Посадника надо было, как минимум, изолировать из Новгорода, и надежнее всего было сделать это самому и желательно туда, где были верные ему люди. Ростово – Суздальские земли подходили для этой цели как нельзя лучше.

По данным косвенным признакам, можно предположить, что именно в 1020 году Ярослав совершил свое путешествие в Северо-Восточную Русь и по всей вероятно основал Волок.

Что давало ему данное поселение?

Во-первых, возможность сбора таможенных пошлин с кораблей, которые проходили здесь. Во-вторых, создание системы продовольственной безопасности Новгорода, для которого проблема с запасами хлеба всегда была самой болезненной. Об этом более подробно написано в главе «Стратегическое расположение». В-третьих, в данном районе отсутствовали крупные поселение, создание крепости здесь позволяло подчинить себе данный регион. В конце концов, княжеская администрация шагала в ногу с христианство. Именно через культурные центры, подобные Волоку на Ламе, можно было распространять веру среди язычников и подчинять их местной власти.

При этом основание Волока на Ламе может объяснить некоторые другие поступки князя. По данным летописей в 1021 году племянник Ярослава Брячислав, князь Полоцкий, к которому ушли варяги с Эймундом, нападает на Новгород[39]. Он захватывает и грабит его, уводя большое количество скота и пленников. Если верить скандинавской саге «Пряде об Эймунде», в руки полоцкого князя попала еще и жена Ярослава Ингигерда[40]. Ярослав вместе с киевским войском срочно выступает на север и на реке Шелони догоняет Брячеслава, армия которого под грузом награбленных сокровищ двигалась крайне медленно. Ему удается разбить его и высвободить пленников и вернуть награбленное в Новгород.

При этом Ярослав вышедший победителем в этом противостоянии делает, казалось бы, парадоксальную вещь : в знак примирения он отдает своему племяннику сразу два стратегически важных города на пути из «Варяг в греки» — Витебск и Усвят. Помимо того, что полоцкий князь получал возможность получать пошлины с кораблей, проходящих по этому участку, он мог контролировать поставки хлеба и других съестных припасов из Южной Руси в Новгородские земли (напомню, что этот северный город критически зависел от поставок хлеба).

Конечно, это мог быть выкуп за жену. Она сыграла роль посредника в переговорах, дабы не допустить дополнительного кровопролития. Но вряд ли это можно было объяснить лишь любовью к супруге (первую жену Ярослава при захвате Киева взял себе в наложницы польский король Болеслав). Великий князь преследовал здесь также более прагматические цели. Во-первых, это была реальная возможность усмирить племянника, дабы не развязывать длительную войну. Русские земли еще не успели оправиться от междоусобной войны 1015-1019 гг. Брячислав, по-видимому, сохранял в борьбе двух дядьев нейтралитет, потому его земли и казна не пострадали. Кроме того он имел довольно сильное войско с опытными варягами Эймунда и хорошо защищенную столицу — Полоцк. Конечно, военный потенциал был на порядок выше у Ярослава, однако борьба с Брячиславом обещала быть затратной, долгой и изнурительной. Она отвлекла бы значительную часть военных, людских и финансовых ресурсов, в то время, когда с Юга находились враждебные орды печенегов, а на западе — не менее недружественная Польша. Хотя в тот момент у западного соседа Руси и начались серьезные внешне и внутриполитические трудности[41], все же страной управлял один из талантливейших правителей ее истории — Болеслав Храбрый, который за момент междоусобный войны между Ярославом и Святополком, успел захватить несколько русских городов и даже взял в 1018 году Киев. Неизвестны были Ярославу и настроения младшего брата – Мстислава.

С учетом того, что Брячислав без особых трудностей взял Новгород, вероятно, ему не составляло бы особого труда захватить Витебск или же Усвят, которые находились довольно близко от Полоцка. Вместе с тем даже небольшой по численности отряд мог перерезать путь “Из варяг в греки”, что затруднило бы поставку жизненно-важного хлеба в Новгородские земли, да и сама торговля временно замирала.

Принимая последнее в учет, надо понимать, что Ярослав, довольно опытный политик, вряд ли был настолько недальновиден, чтобы отдать единственный путь в Новгород, не имея «про запас» другого торгового пути, по которому можно было поставлять хлеб в северную вотчину великого князя.

Такой торговый путь мог проходить через недавно основанный Ярославом Волок Ламский, который, как указано в прошлой главе, связывал Новгород с Ростово-Суздальскими и Рязанскими землями, откуда шел хлеб. При том, Волжский торговый путь имел к тому времени не меньшую, а в чем-то большую интенсивность, чем вышеупомянутый путь «Из варяг в греки». Как упомянуто выше из Новгорода в Волгу можно было достаточно легко пройти через Волок Ламский.

Таким образом, передача Витебска и Усвята становится логичной при условии существования Волока Ламского уже в 1020 году. Их потеря была неприятным фактом, однако же не была критической. Торговые потоки и поставки для Новгорода можно было выгодно переориентировать на Волок Ламский, получая при этом торговые пошлины, и помириться с племянником.

В 1023 год и 1024 гг, оказались также не богаты на события в жизни Ярослава. В 1023 году он ходит на Берестье (совр. Брест), который вероятнее всего находился под властью Польши[42]. Увенчался поход успехом или же нет, сказать невозможно. В 1023 год — над Русью нависла новая опасность междоусобной войны — на сей раз в сторону Ярослава двинулся его младший брат Мстислав Тмутараканский.

В летописях под эти годом написано «Поиде Мстислав на Ярослава с козары и с касогы». Однако, несомненно, интересно упоминание об этом событии в «Истории Российской» В.Н.Татищева, который имел некоторые, недоступные нам сегодня источники: «Мстислав посылал к Ярославу, прося у него части в прибавок из уделов братних, которыми тот завладел. И дал ему Ярослав Муром, чем Мстислав не желал быть доволен, начал войско готовить на Ярослава, собрав своих, а к тому казаров и косогов присовокупив, ожидал удобного времени»[43] . Вероятно, для переговоров с братом Ярослав находился в Киеве, но уже в конце 1023 года направляется в Новгород, где находится в начале 1024 года[44]. Он, видимо, предполагал, что война с братом будет неминуема.

Но уже в Новгороде до Ярослава доходят неприятные вести. Как сообщают летописи, в начале 1024 года, в Суздальских землях разыгралось восстание волхвов, связанное с голодом, начавшимся в тех местах. Великий князь решает лично отправиться на п

22:17
2240
22:39
+1
Фото первых жителей Волоколамска

22:39
+3
Так что Волоку больше двух тысяч лет!
Прогуливаясь по живописным набережным Городни, родил другую версию. Волоколамск – совершенно не связан с волочением кораблей. Скорее всего, корень названия – сволочь. «с» со временем отпала. Да собственно воровать и волочить – синонимы. Воровская банда на Ламе вполне уместна. Прошу заметить, что тюрьма на валу подтверждает мою версию. А при таком раскладе наши предки и древних египтян грабили.
10:46
+1
Как не крути-пираты?
20:20
+1
А корабли здесь и не волочили. Только ладьи и то небольшие.
17:37
+3
Может быть Волоколамск гораздо старше официальных данных, у нас вся история переписана в сторону уменьшения.
19:10
в старину сволочами называли бурлаков
Соглашусь, но только частично. Волочить и сволакиквать. Вроде слова похожи, да смысл разный. Я слышал другую версию. Сволочи, это сезонные рабочие. В основном в северных районах. Сволакивали суда на берег, осенью, что бы их не подавило льдами. весной обратно. Бурлаки, они немного другую работу выполняли. Тянуть баржу против течения.
19:38
+2
Такое впечатление, что ни один комментаторов текст научной статьи прочитать так и не смог. То ли времени не хватило. То ли интеллект не способствует. Вы вчитайтесь! Где противоречия!? 30 страниц прочитать, конечно это сложнее, чем очередной «жизненный» сериал посмотреть, где все зрителю разжованно. Может быть, начнем думать и анализировать? Тогда и полемика имеет право быть… А Андрею Львовичу особенный респект за «сволочей». Действительно баржи волокли и сволочали с мели. Обычно самое бедное сословие ради копеечного заработка. Упреждаю дискуссию. Я не историк. Мне это просто рассказывали. За точность не ручаюсь.
10:54
+1
Ну вот-рассказывали! А вы же знаете что рассказчики всегда преувеличивают и домысливают! Художественный замысел так сказать!
По-этому рассказом может быть миллион! Корни потом не разглядеть!
Прочли мы ваши труды, прочли!
Я не даром сказал, 2000 лет! Переехал город, увеличился, поменял название! Так он и раньше был, начинался с поселения! Кто это знает?
Версий сейчас будет несосчитать!
21:21
+2
То, что Волок Ламский старше первого упоминания в летописях — давно известно.
Путанное сочинение Феди Шапкина ничего не добавило к нашим знаниям об основании города.
Обычно ссылаются на основного исследователя Волоколамска — Ивченкова В.Л., со ссылкой на его монографию «Волок Ламский 11-16 вв.»
Но там всё много аккуратнее и доказательнее указано.
Если Ивченков и указывает на факты непроверенные и требующие доказательства. то так и пишет, что надо доисследовать и пишет о
предположительности событий.
Даже единственный в восточном направлении поход Ярослава (мифологическое упоминание из недостоверного источника — Волоколамского патерика)
и тот мог быть только в 1024 году. Об этом действительно у Ивченкова говорится. Но только как о возможности.
В летописях (как пытается навязать своё непрофессиональное мнение Федя Шапкин) ничего не говорится о дате ранее 1135 г.
И на что ссылаться? На отсутствие данных в летописях.? На Петерик, где достоверность — не главное. Это жанр христианской аскетич. литературы о духовных подвигах, повторяющий легенды и фантазии из одного опуса в другое?
Достоверность данных историками давно оспорена. А.А. Зимин признаёт, что даже первые достоверные договорные грамоты с Вел. Новгородом о сместном владении вел. кн. владимирским Ярославом Всеволодовичем относятся к 1238-1246 гг.
К сожалению, подобные построения основываются не на исторических данных и на серьёзном знании историографии, а на фантазии досужих авторов, пописывающих от безделья.
То, что округа Волоколамска осваивалась славянскими племенами в 11-12 веках — знают даже не историки.
Но из этого не следует, что тут же возникает город.
И надо знать: что из себя представлял древнерусский город? Увы, сейчас личностей и организаций в городе, которые могли бы прояснить ситуацию,
в Волоколамске просто нет.
01:05
+2
Как сотрудник музея " N" могу сказать следующее: 20.04.2019г. посетили музей Волоколамского кремля с мужем. Мы были поражены некомпетентностью сотрудников! «Торгашный» образ кассира отбил все желание пройти в музей: задав простейший вопрос о дате основания города, в ответ услышали только «200 рублей — музей, 200 рублей — колокольня», это как понимать???
Решили заказать экскурсию. Сказать, что мы были расстроены — ничего не сказать.
Экскурсовод — молодой человек, который представился Федей, вёл себя неадекватно, излишне жестикулировал руками, информацию из школьной программы, которую мы с мужем без того хорошо знали, преподносил прерывисто и неразборчиво.
Позже примкнули к группе с другим экскурсоводом, чтобы все-таки мало-мальски познакомиться с историей города Волоколамска, где так же узнали, что Федя — это директор музея, а не экскурсовод. Мы с мужем шокированы обстановкой царящей в музее, так как с подобным столкнулись впервые.
08:20
+1
Путанное сочинение Феди Шапкина ничего не добавило к нашим знаниям об основании города.

Директор МУК МВК «Волоколамский кремль» Шапкин Федор Павлович глубоко изучил исторические материалы, касающиеся Волока Ламского, и сделал открытие, которое может перевернуть историческое представление о возрасте поселения и, как следствие, отношение к Волоколамску и проблемам его жителей. Ведь 1000-летие Волоколамска — событие общероссийское, к которому надо готовиться масштабно и с трепетной гордостью!

Здесь правДА открывается просто- можно намыть немного бюджетных денег.Для этого надо организовать ЮБИЛЕЙ. И, ВСЁ! Цто-то от цыганей.


Забавный опус разместили на сайте. Попытка протащить новую дату основания города.
Смешнее всего, что без всяких аргументов. Невнятный пересказ из книжек, непонятно для чего приведённых летописных сведений (ничего не доказывающих, но намекающих, что автор знает про существование летописей).
Тщедушные попытки некоего Феди (который, как мне сказали, работал в пивбаре и подрабатывал экскурсоводом) опираться на Патерик волоколамский. А патерик — источник по жизни монахов, повествует о загробной судьбе человека. о хождении по раю и аду.
Легендарную недостоверность подобной литературы давно и полно раскритиковал великий историк В.О.Ключевский. Он, изучив 150 агиографических памятников, пишет о «небогатом историческом содержании житий, которые нельзя использовать без предварительной критики источника». Назначение таких книжиц — в укреплении в вере. Для этого всё годится. Отсюда — фантазии и придумки. Попытки укрепиться в реальности хотя бы некоторых событий возможно сейчас только археологически. Но о Старом Волоке написано невнятно (видимо, экскурсовод из пивбаране владеет источниками).
Показал статейку приятелю-историку (преподаёт в институте), приехавшему в гости. Он ответил: «Мутная, путаная статья, не имеющая с современной научной методикой ничего общего.» Но дал электронный адрес своего друга-профессора из РГГУ (специалиста по раннесредневековой истории России). Отправили статью ему. Он ответил: «Рассуждения ни о чём. Не надо опускаться до обсуждения серьёзных аспектов с неспециалистами. И ничего не достигнете, и себя посмешищем выставите».
Как-то не задалось обсуждение.
19:33
-1
Насколько притянуты за уши даты в «исседовании», которое в некоторой части «спи жена» у меня… настолько же некомпетентны и возражения, написанные в парадигме — «А Баба Яга против». Минусуйте! laugh
Резюмируя, хочу сказать, что ушкуйники возникли в наших краях. Ушкуи вполне пригодны для Ламы. Нашим предкам удобно было громить и скандинавов и всех ниже по течению Волги. Потом нас стали называть «сволочи», потом назвали поселение Волоколамском, потом построили тюрьму на валу.Мои геологические изыскания на своём наделе, говорят о том, что здесь жили ушкуйники. Они ничего не производили.

Администрация портала не всегда разделяет мнения авторов и не несёт ответственности за размещенные материалы в пользовательской части сайта, а также за содержание комментариев, которые оставляют пользователи под материалами. ©Ламаград, 2004-2019

Администрация запрещает использовать адреса E-mail, находящиеся на сайте, для нелицензионных массовых рассылок (СПАМа) и занесения их в базы данных. К нарушителям будет применена ст.272 УК РФ

Яндекс.Метрика

16+